Женщина, которая не устраивала своего мужчину


О тех самых "худших" женщинах в глазах ангелов-мужчин.

Моя младшая сестра Маша вышла замуж по современным меркам очень рано — в 20 лет. Конечно, это был тот самый красавчик однокурсник, который сводил с ума всю женскую половину университета, но выбрал именно Машку. Любовь была красивой, отношения романтичными, случайная беременность — быстрой. Вскоре Маша с Егором поженились. Не сказать, чтобы он так уж хотел этого, скорее, ему пришлось это сделать. Как говорится, ребенка то делали вдвоем, вот и отвечать за свои поступки приходится вместе. Да и родители с обеих сторон давили и заставляли, поэтому, скрепя зубами, Егор сыграл из себя хорошего порядочного парня и женился на Маше.

Моя сестра же, надо сказать, была на седьмом небе от счастья. Выбирала свадебное платье, новую кроватку, пеленки и распашонки, каждые полчаса твердила Егору о том, как она его любит, и как счастлива связать с ним свою жизнь. Сыграли пышную свадьбу, в положенный срок Маша родила чудесную девочку Катю, и вот тут то и началось самое интересное.

Егор практически не участвовал в воспитании дочери, один вид подгузников и детской бутылочки вводил его в ступор. Он все дольше задерживался по вечерам, нашел новых друзей и новую компанию, посещал злачные места, тратил деньги направо и налево, которых у молодой семейной пары итак было немного, стал попивать и пристрастился играть в казино.

При этом моя сестра не устраивала его по все параметрам. Она слишком располнела после родов, у нее обвисла грудь, появился целлюлит, всегда шикарные раньше волосы были собраны в хвост, от нее постоянно пахло молоком, а ее халат для кормления ребенка доводил Егора до трясучки. Еще Маша плохо убиралась дома, готовила не так вкусно, как его мама, не подавала 5 блюд на ужин с трехэтажным тортом в придачу, не проявляла инициативу в сексе и не хотела надевать то черное сексуальное белье с чулками. Но это еще не все: Маша не танцевала польку-бабочку, когда Егор пьяный посередине ночи вваливался домой с очередным другом, и недостаточно счастливо им улыбалась.


А что же моя сестра, думаете она послала его на все четыре стороны вместе с его друзьями и чулками и зажила себе тихо и спокойно? Увы, нет… Маша падала с ног, налаживала грудное кормление и боролась с детскими коликами, укачивая дочку ночами напролет. Засыпая на ходу, готовила борщ таким, какой его любит Егор, пыталась подкачать попу и убрать живот, но больше чем на 10 минут ее не хватало, потому что малышка была беспокойной и начинала плакать и требовать к себе маму. Маша по 2 раза в день вытирала пол в квартире, потому что Егор любит, чтоб было чисто, жестко экономила и не покупала себе лишних колготок — все для семьи и ничего себе, пыталась по утрам привести себя в порядок, но уже через час обнаруживала себя взмыленной, уставшей, с растрепавшейся прической и поплывшим макияжем.

А еще Егор иногда отвешивал Маше тяжелые пощечины — для профилактики, чтобы помнила, кто она, а кто он. А Машка прятала от меня синяки под жутким слоем тонального крема и говорила, что все равно его любит, потому что он на самом деле хороший, и прикусывала губу до крови, чтобы не заплакать.

Честно, я не понимаю свою сестру и всех женщин, которые добровольно терпят такое рабство. Если вы настолько не устраиваете своего мужчину, не лучшим ли выходом будет отправить его куда подальше, и взамен тех сил, слез и нервов, которые вы на него тратили, заняться собой и своим спокойствием? Нет, я искренне не понимаю свою сестру…