Врачи забыли внутри меня 20-сантиметровый зажим. 6 фактов о врачебной ошибке


Веронике Лариной из Красноярска врач удалил грыжу, но оставил в её теле хирургический зажим. Инструмент обнаружили и извлекли только спустя полгода. Вот 6 цитат из её адской истории:

Сутки после операции лежала в реанимации, там трамадол ставили, боли не было. Как перевели в палату — все и началось, боли были жуткие, ночами не спала. 17 дней я там отлежала, врач приходил — говорил, может сердце прихватывает, может еще что-то. Рентген, конечно, не делали. На прощание направили к гинекологу и выписали.

Приехала домой, поняла — в больнице еще нормально было, потому что я не двигалась, лежала там и лежала. А дома-то надо как-то себя обслуживать, готовить. Стало сильно хуже, я даже до гинекологии дошла не сразу. Там сказали — пока под вопросом, но, кажется, у вас рак. Два месяца обследовалась у онколога, сказали — нет ничего, нет, идите к хирургу, это они что-то натворили. Я за это время чуть умом не тронулась.

Пришла к хирургу, говорит — не знаю, что с тобой делать, давай сделаем компьютерную томографию. И вот спустя полгода обнаружили: лежат-полеживают эти ножницы, ну, зажим вернее. 20 сантиметров, такой вот кол в животе. Я просто чудом осталась жива. Видимо, потому, что постоянно подкладывала подушечку под этот бок, когда ложилась — прижмусь, и, вроде легче, они не шевелятся. Старалась не наклоняться. Инструмент лежал вертикально, и, если бы я хорошо повернулась, все бы себе проткнула.

Извлечь-то извлекли, но я не знаю, сколько лет жизни они мне отняли, сколько здоровья посадили этим всем. Я ведь даже к психиатру ходила, потому что буквально с ума сходила от боли. Операция еще тяжелая была — он уже оброс сосудами кровеносными, да и на мою инсультную голову два наркоза не очень хорошо влияют.

Тот хирург приходил извиняться потом. Когда я лежала в послеоперационной, видимо, ему позвонили, он приехал в палату, начал распыляться — как это получилось, вы же понимаете, это конец моей карьеры, как же я смог. То есть он не обо мне, он о себе заботился. Забегая вперед — с ним все хорошо, как работал, так и работает.

Знаете, что я ему хотела сказать? Что я, когда лежала в больнице, каждый день со слезами на глазах обращалась к нему, а он ничего не предпринял, даже рентген не сделал. Пять с половиной месяцев я его не видела, и тут пришел. Я не видела весны, не видела лета. Я этот год не жила нормально, жила в аду. А он жил нормально, отдыхал.

После этого Лариса подала на врача суд, сейчас идет судебный процесс.